Роман Сенчин. Наш последний эшелон

Почему я снова взяла в руки книгу Романа Сенчина? Уже зарекалась это делать, прочитав его роман «Елтышевы» и получив огромную порцию негатива. В этот раз обманула аннотация:
Есть на свете такая особенная порода людей – вдохновенные оборванцы. У них никогда нет ни копейки за душой, зато всюду они – душа компании. В прошлом каждого из них – череда покинутых жен, детей, домов и профессий, а в будущем – гарантированная бедность и тихие помешательства. Донкихоты нашего времени – писатели, художники, музыканты – идут по жизни под знаменем нестяжательства и искусства, с робкой надеждой на бессмертие…
Думаю: надо же, наконец-то Сенчин написал о людях с божьей искрой в душе! И купилась на это.
С большим недоумением читала первый рассказ сборника. Вот детство героя: убогая квартирка в трущобах, жалкие родственники:
У нас была большая семья. Я помню дедушку, он лежал парализованный в моей нынешней комнате и потом умер. Здесь же жила и бабка, она дожилась до восьмидесяти с чем-то лет; она была сухая и маленькая и страшно злая. Он никогда ничего не говорила, не готовила обедов и не стряпала сладких булочек. на в основном сидела в кресле и смотрела телевизор, хотя была глухая и почти слепая. В большом длинном коридоре жил их сын, мой дядя, дядя Витя, алкаш-одиночка, который тоже умер – уснул и не проснулся. У него под кроватью было место для овчарки Эльзы; ее никто не выгуливал, и она гадила у входной двери. Однажды ее все-таки выпустили. Она не вернулась… Мы с мамой жили в другой комнате, а папы у меня не было.
Первый рассказ идет от лица Ромы, тридцатилетнего безработного наркомана, который обожает изводить свою мать и тянет из неё деньги. Время от времени библиотекарша-одноклассница Алёна вытаскивает его «в свет», водит по музеям, но ему это на фиг не надо (хотя остатки интеллекта у него есть), Рома при этом думает лишь о том, что Алёна даст ему денег на гашиш, и завтрашний день он еще протянет.
В предисловии к сборнику, все рассказы и повести которого датированы девяностыми годами прошлого века, сказано, что это первая авторская серия прозы Романа Сенчина «Современный разночинец». «Кто таков этот разночинец? Человек, который сделал себя сам, – презрев сословные ограничения, не поддаваясь мнению большинства, нарушая рамки банального. Он – обыкновенный человек с необыкновенной волей к жизни, которой может позавидовать даже Робинзон Крузо!» 
Так, а причем тут Рома? Он явно к этому типу не относится! Читаем дальше.
Второй рассказ – об озлобленной старухе Елене Юрьевне, которая потеряла в жизни всё и ненавидит всех, в том числе юную внучатую племянницу, терпеливо ухаживающую за ней. Еще более непонятно…
Третий рассказ – о трактористе Валерии, который из-за тяжелой работы потерял обе ноги, впереди – отчаяние…
Где современные разночинцы, где вдохновенные оборванцы?!
Думаю – ладно, потерплю еще. Читаю.
«Там, где светится ночью окно» – пьеса-карикатура на Ельцина, который, не просыхая, проводит выборы в 1996 году.
«Сегодня как завтра»  – тоскливый рассказ о жизни рабочей семьи, которая растет, а зарплату месяцами не платят.
«Неприятность»  – богатый жлоб рассказывает такому же, как он, о своей разбитой машине, на которую наехал убогий «Москвич»:
– И что, выплачивать не хочет?
– М-м… – Слава снова взглотнул, ответил, глядя в окно: – Да повесился этот урод.
Вот, становится интересно.
– Как раз после нашего разговора… Ничего я ему… предупредил просто, что сто лет ждать не буду. Что мне, пешком, что ли, ходить теперь? Была новая тачка, разбил – возвращай… Он: да, дескать, конечно, буду стараться, а сам… – Слава приставил ребро ладони к горлу, толкнул вверх подбородок.
– Хитро, – я усмехнулся. – А у него родные остались?
И пошел «деловой» разговор, как выбить из них деньги. Знакомая наша живодерня – жизнь человека ничего не стоит.
Все остальные рассказы и повести написаны от лица Ромы Сенчина. У него то же имя и те же факты биографии, что и у автора: дембельские будни на грани нервного срыва, пустое существование «на гражданке», неудачная учеба, постылая работа… Вот это что ли – «современный разночинец», «обыкновенный человек с необыкновенной волей к жизни»?!  Излюбленная тема мечтаний героя – как бы покончить с собой, но духу не хватает. 
Ближе к концу книги у Ромы появляются новые друзья, пьющая богема, чьё вдохновение вряд ли вызвано  талантом (стихи собственного сочинения, которые собутыльники читают друг другу – чудовищны). Источник вдохновения – алкоголь, которого требуется всё больше и больше. Потом появляются наркотики. В промежутках Рома пишет. Что? Да то же самое, что и писатель Роман Сенчин.
С чем можно сравнить прозу Сенчина? А вот с чем. Человек говорит: «Ой-ой, эта фотография неудачная, здесь я плохо получился», — и выбирает «удачное» фото, которое его заведомо приукрашивает.  А Сенчин рисует жизнь людей в самых невыгодных ракурсах, они «получаются» плохо, жалко, мерзко, отвратительно.
Подводим итог.
Правда ли то, что пишет Роман Сенчин? Да, стопроцентная правда: он описывает то, что видит, окрашивая это своим мироощущением. Когда-нибудь (100 лет спустя) по его произведениям, в том числе, будут судить о нашем времени.

Правда ли то, что написано в аннотации и предисловии об этой книге? Нет, это лживая и лукавая реклама. Какая ирония: чтобы продать правдивую книгу, надо солгать! Иначе такое никто не купит.
P.S. В качестве иллюстраций использованы картины Васи Ложкина.

Сергей Лазарев. Диагностика кармы

Так получилось, что я должна была прочесть эту книгу, хотя внутренне сопротивлялась.
О С.Н. Лазареве в Википедии сказано:
  • Он является автором серии псевдонаучных книг «Диагностика кармы» и «Человек будущего».
  • Концепции Лазарева подвергаются критике со стороны представителей науки, его исследования они называют лженаучными. 
  • Деятельность Лазарева часто становится объектом критики религиозных деятелей, они считают его сатанистом и лжепророком. 
  • По информации Центра «Диалог», на учении С. Н. Лазарева базируются доктрины ряда тоталитарных сект.
Уже страшно, да?
Но по своему опыту я знаю, что зерно истины можно извлечь из чего угодно, так и вышло.
Для меня понятие «карма» приемлемо только в одном аспекте: это тот энергетический «хвост», который тянется за человеком из многих поколений его предков и определяет всю жизнь. Человек волен добавить к нему свои плюсы и минусы, которые достанутся его детям. То самое, о чем в народе говорят: «Яблочко от яблони недалеко падает», а в Библии сказано: «Дети отвечают за грехи родителей». Лазарев утверждает, что карма определяет и состояние здоровья человека:
Опыт лечения разных болезней показывает, что лечение во много раз эффективнее, если воздействие направлено не на больной орган и даже не на весь организм, а на причину, вызывающую болезнь. Сколько ни лечи конкретную болезнь, если причина не устранена, она продолжает питать болезнь и, как показала практика, даже может перемещаться с одного органа на другой. Болезнь — не лавина, которую можно убрать, расчистив участок, болезнь — вода, текущая из крана, и, в первую очередь, нужно закрыть кран, устранив причину болезни.
Я вспомнила эпизод из романа Чернышевского «Что делать»: болезнь Кати и её выздоровление:
«Кирсанову нечего было много исследовать больную, чтобы видеть, что упадок сил происходит от какой-нибудь нравственной причины».
Он говорит Кате:
«Вам известно, что у вас нет никакого расстройства, кроме печали? Вам известно, что если это нравственное состояние ваше продлится, то через две-три недели, а может быть и раньше, вас нельзя будет спасти? а быть может, вы и не проживете двух недель? У вас ныне еще нет чахотки, но она очень, очень близка…»
Затем Кирсанов добивается решения Катиной проблемы, а с ней уходит и болезнь. Вот самый яркий (и очень редкий) пример, когда доктор воздействует не на организм больного, а на причину его болезни.
Если сойти со скользкой стези здоровья и лечения, то в «Диагностике кармы» есть советы, которые можно немедленно проверить на себе.
Когда по отношению к нам совершено что-то неприятное, ответить тем же — нельзя. Можно сопротивляться только на физическом уровне, но на полевом, духовном надо постоянно сохранять чувство смирения, кротости, любви к людям, помнить, что любая неприятность — результат нашего несовершенства…
Иными словами: если бьют или убивают – физически сопротивляйтесь до последнего, если оскорбляют – нельзя отвечать тем же. Что делать? «Молитесь за проклинающих вас и благословляйте ненавидящих вас…» Это цитата из Библии, у Лазарева их много. Проверила пару раз – действует безотказно! Раздраженные и оскорбляющие люди менялись на глазах, когда мысленно начинаешь за них молиться высшим силам: «Господи, помоги этому человеку!»
Как-то я спросил одну свою пациентку: — Как вы думаете, какое самое большое преступление может совершить человек в жизни? — Она подумала и ответила:
— Убийство другого человека.
– Есть преступление большее — это убийство любви, потому что прежде, чем убить человека, надо в себе убить любовь к нему. Убийство чувства любви является той почвой, на которой произрастают многие преступления и несчастья.
Сергей Лазарев
Убийство любви многообразно, говорит Лазарев – начиная с плохих мыслей и злословия в адрес других людей, кончая чьей-то смертью, которая на нашей совести. Когда читала книгу, в памяти вдруг, как вспышки, появились эпизоды, когда я обижала многих и многих людей – вспомнила то, о чем давно забыла. И мысленно попросила у них прощения. Тут польза от книги несомненная.
По опыту Лазарева, «каждый второй пациент имеет в поле программу подсознательного суицида. Это проявляется в форме апатии, депрессии, иногда в форме вспышки агрессии, которую человек не может контролировать».
Знакомо, знакомо. Автор говорит: «Любая мысль о самоубийстве достаточно опасна и разрушительна для человека и его потомства». И это подтверждается на личном опыте. Всё, что человек делает и думает, отражается на его детях самым неожиданным образом.
Вроде бы всё это – очевидные вещи, перепевы других, более великих книг – той же Библии, например. Но когда читаешь, пересматриваешь всю свою жизнь.
Еще несколько мыслей запомнилось:
·         Этика — это роскошь вчера, необходимость сегодня, единственное условие для выживания завтра. Людей, думающих только о физическом здоровье, в ближайшие годы может постичь судьба динозавров.
·         Человек, увлекающийся магией в ущерб этике, любви и познанию мира, разрушает себя, своих детей и родственников.
·         Человек, начинающий свой день пожеланием: «Господи, дай моим родным и знакомым здоровья, а мне терпения», заблокирует себя от многих нарушений.
·         Сейчас подсознание человека поглощает энергетическую грязь с невероятной скоростью, и не только потому, что многие стремятся туда проникнуть, но и потому, что растерянный человек стал сегодня слишком доверчив. Достаточно проявить хоть один процент недоверия к получаемой информации, — и подсознание будет от нее заблокировано.

Короче говоря – не ходите к гипнотизерам и экстрасенсам, не позволяйте вторгаться в ваше сознание (вывод неожиданный после чтения книги парапсихолога Лазарева). И еще – не верьте всему, что говорят и пишут в СМИ (которые сейчас стали небывало агрессивными). Да и к таким книжечкам, как эта, надо подходить критически (процент недоверия к ней у меня больше, чем один), хотя польза от чтения есть. Лазарев написал 12 книг серии «Диагностика кармы», но вторую читать уже не буду. Хорошего помаленьку. 

Анна Матвеева. Есть!

Снова книга того же автора, но ничем не похожая на предыдущую. А если немного оглянуться назад – это уже третье произведение Анны Матвеевой, прочитанное в рамках данного проекта.
Сначала была книга рассказов «Подожди, я умру – и приду» – полумистическое повествование о бегстве от времени и людей,  дальше «Перевал Дятлова» — жесткое документальное изложение истории о девяти загубленных жизнях, и вот наконец «Есть!» – женский роман со всеми его достоинствами и недостатками.
Как положено, здесь есть две героини-соперницы: Геня и Ека. Вторая, злая и зубастая, всегда на полшага опережает Геню, в начале романа вполне успешную.
«Геня всегда любила есть и радовалась тому, что это – есть. Еда как способ насытиться, еда как наслаждение, еда как способ манипулировать людьми. Лучший и самый верный способ: куда уж там нейролингвистическому программированию. Хотите превратить бульдога в кролика? Вовремя покормите его. Хотите уютной семейной жизни? Готовьте сами. Хотите счастья? Ешьте по-настоящему вкусно! Ешьте, как Геня. Ешьте с Геней. Ешьте лучше Гени (если сможете). И не бойтесь растолстеть – набирают вес лишь те, кто не умеет есть вкусно. «Вкусная еда не бывает вредной» – так говорит Геня Гималаева – гений кулинарии, ведущая телепрограммы «Гениальная кухня» на канале «Есть!».
С первых же страниц поразило множество незнакомых названий продуктов и блюд, которых я, пищевая плебейка, отродясь не слыхала. И сам язык романа очень «вкусный», хотя чувствуется избыток сравнений и метафор.
Помню, как смотрел на меня – будто пытался прочитать, словно книгу. Помню, что не разрешала перелистнуть первую страницу, а потом вдруг раскрылась так, что книга хрустнула и – пополам. Не успела понять, что произошло, как он дочитал до конца, хлопнул ладонью по корешку и поставил меня обратно на полку. А сам, разумеется, отправился за другой книгой – новенькой, в суперобложке. Белая бумага, пружина сюжета…
Главные героини романа, бывшие нежные филологини, ныне звезды кулинарных шоу, не на жизнь, а на смерть «рубятся» за любовь, за успех, за место под солнцем.
…Как вам нравятся эти алые ногти со стразами, что впиваются в беззащитно-нежное тесто?.. Эти актерки-неудачницы, всеми позабытые певцы и третьесортные писатели, которые делятся рецептами со всей страной? Эти звездные посиделки, кухонные поединки и прочие реалити-шоу, вытряхивающие на голову телезрителям ворохи чужого мусора, охотно вынесенного из дому?..
Да тошнит уже от всего этого! Но героиням, озверевшим от одиночества, такое самоутверждение необходимо как воздух. Успех и деньги – суррогат счастья!
Писательница Анна Матвеева
И есть еще куча второстепенных персонажей, обрисованных автором с таким же мастерством и любовью. Эти персонажи пугающе множатся, ни во что не ставят автора, хамят, собираются где попало – короче, роман в жанре «реалити-шоу» незаметно превращается в фантасмагорию (тут я вспомнила фразу из Википедии: литературный критик Виктор Топоров относил произведения Анны Матвеевой к уральскому магическому реализму).
А как же в женском романе без хэппи энда? Ведь Геня вроде бы терпит поражение, уходит без боя. Как сказать… Зато она вернулась к своему истинному призванию.
Интересно – прочитано три книги Анны Матвеевой, и все они совершенно разные. Это по меньшей мере любопытно.
И в заключение, «на десерт» (если следовать теме книги) предлагаю посмотреть буктрейлер по книге Анны Матвеевой «Есть!» из серии «Читай это» библиотеки имени Горького (город Екатеринбург). Оригинальный и «вкусный» ролик!

P.S. Книгу читать лучше сытым. Рецептов блюд, как таковых, в ней нет, но наборы ингредиентов, перечисляемые в течение всего романа, разбудят любую фантазию.

Анна Матвеева. Перевал Дятлова

Это было не чтение, а спринтерский забег. Я разом проглотила книжку, как волк – Красную Шапочку.

О гибели группы Дятлова написано множество исследований, сняты десятки фильмов: история поражает всех, кто к ней прикоснется. Но мне казалось, я знаю о ней всё.

Прочитать книгу Анны Матвеевой побудили недавно найденные отзывы Дмитрия Быкова, который в своё время назвал её «лучшей вещью в русской литературе 2001 года», а в 2011-м подтвердил свои слова, назвав «Перевал Дятлова» «виртуозной книгой», «бессознательно-виртуозной , ибо автор был неопытен». Дмитрий Быков просто так комплименты никому не раздаёт.

На первых страницах книги – еще одно открытие: блестящее предисловие Алексея Иванова (автора нашумевшей повести «Географ глобус пропил»). Вот фрагмент:
До сих пор не ясно, что же приключилось той февральской ночью на далеком снежном перевале. ‹…› Но загадка причины многократно усилена персонами погибших: молодые, сильные, умные, решительные, опытные, дружные, честные. Элита строителей коммунизма.
Трагичность истории группы Игоря Дятлова, конечно, в гибели молодых людей, но драматичность – в том, что погибли именно ЭТИ ребята. В те времена они прошли бы отбор в отряд космонавтов, а сейчас – жесткий кастинг на какой-нибудь суперский телепроект, но судьба, как языческий тиран, оказывается, выбрала лучших юношей и девушек на заклание Минотавру.
Несправедливо. ‹…› Ощущение несправедливости этой тайны – главный двигатель романа Анны Матвеевой.
В книге Анны Матвеевой  два слоя повествования: жизнь молодой писательницы Ани в конце 90-х – и текст её книги о гибели группы Дятлова (в нем преобладают реальные документы: дневники погибших ребят и весь ход расследования их гибели). В предисловии «От автора» сказано:
Я должна предупредить вас – это по-настоящему страшное чтение. Я ничего не нагнетала – в этом не было нужды. Сама история группы Дятлова неподдельно страшна. Некоторые люди признавались мне, что в стремлении приблизиться к разгадке тайны они так увлекались, что не сразу понимали – с ними начинают происходить странные события.
В истории создания Аниной книги есть элементы мистики – а как же обойтись без неё, прикоснувшись к такой жуткой и загадочной истории. Убитые неведомой силой, юноши и девушки приходят к Ане в снах и видениях, невидимо корректируют написанное о них.
Родные и знакомые Ани с интересом и сочувствием следят за её работой. Вся история гибели группы Дятлова подаётся через сострадающее эхо в душах людей другого времени.
Из дневника Зины Колмогоровой:
«Сегодня день рождения Саши Колеватова. Поздравляем, дарим мандарин, который он тут же делит на 8 частей (Люда ушла в палатку и больше не выходила до конца ужина). В общем, еще один день нашего похода прошел благополучно».
– И через два дня – всё? – Мамин голос прозвучал незнакомо, хрипло.
– Да.
– Знаешь, я теперь точно не усну. Ты отдыхай – тебе работать завтра, а я бы что-нибудь почитала…
– Выбирай что хочешь, – махнула рукой в сторону книжных полок.
Мама спросила:
– А можно мне прочитать то, что у тебя уже написано про Перевал Дятлова?

Не хотелось показывать сырую работу, но я не умею отказывать маме.
– Если будешь читать с монитора…
Мама уже усаживалась за рабочий стол.
Разгадка тайны на последних страницах романа есть (по крайней мере, пара очень убедительных версий причин трагедии), но дело не столько в ответе на мучающий всех вопрос, сколько в другом: «Мы ищем то, что тревожит нашу совесть».

Оказывается, чтение текста, бóльшей частью состоящего из реальных документов конца 50-х, может быть увлекательней любого детектива. И вот ведь что интересно: эта история, кажется, была мне известна вдоль и поперек, но впервые я «почувствовала» молодых туристов, погибших 55 лет назад, как близких и живых людей. Наверное, ради этого и была написана книга Анны Матвеевой.

P.S. Существует буктрейлер, посвященный книге Анны Матвеевой «Перевал Дятлова», смотрите его ЗДЕСЬ!

Кому интересно проникнуться этой историей глубже, посмотрите выпуск «Битвы экстрасенсов», целиком посвященный загадке гибели группы Дятлова

Михаил Жванецкий. Южное лето (Читать на Севере)

Отпускное чтение продолжается. Книга Жванецкого рекламируется, как веселая и легкая, но аннотация, мягко говоря, не правдива (работая в библиотеке, я стала ненавидеть аннотации книг – бесстыдного вранья в них больше, чем в рекламе еды).
Книга местами уморительно смешная, но как только кончаются эти «места», на страницы прорывается тоска земного существования. Тоска, которая стесняется самой себя и стыдливо прикрывается иронической улыбкой автора.
Общее впечатление от многих рассказов Жванецкого – в точности, как от произведений Гоголя: невероятно смешно, но в финале «тяжело и грустно становится сердцу, и нечем помочь ему».  Оба они – писатели с особенным южным юмором, а в глубине…
Давайте сначала о смешном. Два примера – Жванецкий описывает реальные случаи теперь уже далеких дней.
Как Алла Пугачева во время попытки переворота в августе 1991-го булгачила народ на пляжах Одессы:
Алла Пугачева, Одесса, 19 августа 1991 года
– Чрезвычайное положение, всё запрещено, – вскричала она, – поэтому мы все сейчас пойдём на другой пляж. Сколько нас здесь?
– Человек пятьсот.
– Мало. Ещё давай. Митинги запрещены, но у нас не митинг, а демонстрация. Что будем делать, если нас арестуют?
– Перебьём всех, – радостно ответила толпа.
– Тогда пошли на другой пляж. Там ещё людей соберём.
Все пятьсот с фотографами и детьми пошли на соседний пляж, там присоединилось ещё пятьсот.
– А теперь все в воду, – закричала певица, – как на крещении.
– Сейчас я разденусь, – крикнул один.
– Не раздеваться! Кто в чём. Чрезвычайное положение.
И все вошли в воду. Пятьсот и еще пятьсот и запели: «Вихри враждебные веют над нами»…
Это было в Одессе 23 года тому назад…
Михаил Жванецкий в молодости
Или вот еще: «Про Мишу».
В Одессе до эмиграции жил такой Миша Беленький. Музыкант. Очень любил шутить в брежневские времена. Например, надел тёмные очки, плащ, шляпу и пошёл давать телеграмму: «Тётя умерла. Аптека закрыта. Посылки больше не посылай». Девочка отказалась принимать. На крыльце уже ждали.
Провёл четыре дня в КГБ.
Миша Беленький играл в судовом оркестре. Когда вернулись с Кубы, во время досмотра влез в шкаф. Советский пограничник нашёл его в шкафу со всеми правильными документами.
Опять четыре дня сидел в КГБ.
Остановило ГАИ, велели открыть багажник. Он отказался. Они приказали. Он крикнул: «Ложись!» Все легли. А там ничего не было.
Четыре дня провёл в больнице.
Сейчас в Америке.
Интересно, как он там шутит?
В. Ильченко, Р. Карцев, М. Жванецкий
Некоторые реалии советского быта, как выясняется, давно и прочно канули в моей памяти. Давно это было. Не помню.
А Жванецкий волшебством своего таланта оживил в воображении эти краски, звуки, образы: плоть и дух того времени. Его молодой смех, его неповторимость.
Многое в книге знакомо по выступлениям Ильченко, Карцева и самого автора. При чтении вижу их лица, слышу их интонации. Все эти голоса – как звуковой фон праздника жизни. Праздника, который неизбежно заканчивается, но не сразу, а постепенно, естественно, незаметно.
Книга переполнена неповторимым «жванецким» юмором. Но почему-то она мне напомнила очень страшное произведение Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд»  – может быть, потому, что и там, и здесь исследованы люди «совка». Различие: если в исследовании Алексиевич люди предстают в определенным смысле рабами политики, то в книге Жванецкого они – рабы земной жизни, стремительно стареющего тела, невыносимой памяти.
Какая Одесса автору дороже всего?

…та, которую увозят в душе, покидая.
Она – память.
Она – музыка.
Она – воображение.
Эта Одесса струится из глаз.
Эта Одесса звучит в интонациях.
Это компания, сплотилась в городе и рассыпалась на выходе из него… И море… И пляжи. И рассветы. И Пересыпь. И трамваи. И все, кто умер и кто жив, – вместе.
 Здравствуй, здравствуй.
Не пропадай.
Не пропадай.
Не пропадай…
Михаилу Жванецкому исполнилось 80. Это справедливо: мудрый человек живет долго. Дай Бог ему здоровья! Я никогда не видела его родную Одессу и, скорее всего, не увижу. Для меня она – в звуках и образах книги «Южное лето».

Кстати, в море остаются следы от катера, от парохода. Как в душах, как в умах. Как всюду, где нам кажется, что они исчезли…

Эдуард Володарский. Вольф Мессинг: Видевший сквозь время




Первая неделя отпуска. И книга попалась отпускная – ни к чему не обязывающая. Роман Володарского скачала в формате аудиокниги, чтобы глаза хоть сейчас отдохнули. Автор – известный киносценарист (сценарии фильмов «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Проверка на дорогах», «Мой друг Иван Лапшин», «Демидовы» и др.).
Что касается темы этого романа, то смутно помню, что о Мессинге снято несколько фильмов, но ни один из них я толком не смотрела, хотя этот человек очень меня интересовал. Основные факты его биографии знаю давно – они общеизвестны. Аудиокнигу Володарского начала слушать, надеясь узнать что-то новое, лучше понять Мессинга как человека.

Сразу же понятно, что книга очень «кинематографична»: чередуются сцены из разных времен жизни главного героя, и они описаны с несколько излишней детализацией. И еще – они смутно знакомы (вспомнилось начало сериала о Мессинге, прошедшего на ТВ лет 5 назад). Залезла в Википедию – так и есть! Сериал снят по одноименному роману Володарского. Хорошо, что я его не смотрела, начала – и бросила. Уж очень «на публику» сделан был фильм, и много вымысла ради дешевых эффектов, такое меня не привлекает. Жизнь Мессинга без всякого вымысла фантастична, но кинематографистам нужно другое. «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман»…»
Параллельно с этой книгой перечитывала реальную биографию Мессинга.
В романе Володарского много описаний атрибутов богатой жизни, много блеска драгоценностей и шикарных дам (герой книги – объект вожделения самых красивых и богатых женщин). Страсти, чудеса и ужасы…
Евгений Князев в роли Вольфа Мессинга в сериале
 В. Краснопольского и В. Ускова, 2009 год
В жизни Мессинга были настоящие ужасы: уничтожение всей его семьи в Майданеке и варшавском гетто (частично эти события попали в книгу). Но в обильных смертях его друзей, любимых и случайных встречных, описанных в книге – он неповинен (тут бушевала фантазия автора). В книге эти смерти заставляют сказать Мессинга: «Я прóклятый человек!» — и всю жизнь страдать от мук совести.
На самом деле Мессинг действительно считал себя прóклятым, но по другой причине: он тяготился своим даром, ему хотелось понять – почему он читает мысли людей и откуда к нему приходит знание о грядущих событиях.
Эти муки похожи на мучения героини романа Дины Рубиной «Почерк Леонардо»  – у неё те же проблемы. Она решает их иначе – отказывается от дара, борется с ним. А для Мессинга его дар – единственный способ существования, зарабатывания денег на жизнь. Это настоящая драма, а те драмы, что описаны в романе Володарского – высосаны из пальца.
Думаю, что у Володарского есть более достойные произведения, чем это. Роман о Мессинге, как мне кажется, автор писал, ориентируясь на невзыскательные вкусы публики. Читая (слушая) эту книгу, совершенно невозможно понять, каким человеком был Вольф Мессинг.
И в заключение – реальный случай из жизни. В.И. Сафонов в книге «Невероятное» описывает то, что он сам видел на сеансе Мессинга (тот, войдя в зал, должен был угадать, где без него была спрятана авторучка):
«В зал ввели Мессинга. Он быстро нашел среди публики девушку, запрятавшую ручку, подвел её к столу жюри и попросил думать о том, где находится предмет, который он должен был сейчас найти.
— Думайте, — повторил он, вытянувшись по стойке «смирно».
Мне хорошо был виден профиль его напряженного волевого лица: расстояние между нами не превышало двух метров.
«А что, если, — в голове возникла озорная идея, — я собью его с верного пути? Если он и впрямь телепат, то должен «поймать» и мою мысль».
По бокам сцены располагались уплощенные – не знаю, как это правильно назвать, – очевидно, колонны. На капители слева от меня я «увидел» своим направленным воображением ручку с золотым пером, лежавшую на толстенном слое серой пыли.
И вдруг произошло то, чего я, искренне, никак не ожидал. Мессинг вздрогнул, резко повернулся ко мне и сказал:
— Не надо многих приказаний, туда высоко, туда нужна лестница, не мешайте.
Он говорил по-русски плохо, с сильным немецким акцентом.
А я, пораженный неожиданной удачей озорного опыта, «опустил очи долу», мгновенно испарив из своего зрительного воображения только что «виденную» мною ручку. Что касается реально существовавшей, то Мессинг, забыв о моем телепатическом эксперименте, быстро нашел ручку там, где её спрятали».

Правда всегда сильнее и удивительней вымысла. Поэтому не советую читать книгу Эдуарда Володарского, а вот книгу Владимира Сафонова – да (автор исследует дар ясновидения, опираясь только на факты).
Её можно бесплатно скачать для ридера ЗДЕСЬ  

Читать онлайн ЗДЕСЬили ЗДЕСЬ