Джулия Стюарт. Тауэр, зоопарк и черепаха

Это уже четвертая подряд книга о Лондоне, которую мне подкинули неведомые силы.
Зачем? Непонятно. Не буду об этом думать.
Книга читалась тяжело: прочитав первые главы, я её бросила, было жутко. Пугающий сюжет: пожилые супруги страдают из-за смерти единственного позднего ребенка. Эта смерть не объединяет их, а разводит.
При этом автор, описывая их (а также других персонажей), пытается шутить. Юмор, сами понимаете, жутковатый.
Я думала: неужели это тот самый прославленный английский юмор? Бр-р-р-р-р!
То же ощущение – от атмосферы лондонского Тауэра, где живут герои: бифитеры, смотрители и другие служащие этого туристического объекта. Жена главного героя, Геба (гречанка по происхождению) проклинает климат Лондона и неудобство жизни в Тауэре, и я на её стороне: пронизывающая сырость и вечный холод бывшей королевской тюрьмы – не понимаю, как можно там жить!
Вот так выглядят бифитеры – королевские гвардейцы, которые в течение 500 лет охраняют лондонский Тауэр
Прошло время, и читательский мазохизм заставил меня дочитать эту книгу.
Осиротевший отец, бифитер Бальтазар Джонс, становится смотрителем зоопарка в Тауэре, и это отвлекает его от ужасных мыслей о смерти сына. Да и читателю становится легче: даже сами описания животных утешают. С ними столько забот, они беспомощны и капризны, как дети – и так же естественны и непредсказуемы.
Наклонившись, он протянул свинье грейпфрут — единственное угощение, которое удалось найти в кухне, поскольку он спешил проведать зверей после их первой ночи в Тауэре. Свинья, которая в тот момент, когда он вошел, была занята тем, что сладострастно чесалась, тут же перестала тереться о камин и затопала по соломе, принюхиваясь волосатым рылом к желтому шарику. Но вместо того, чтобы съесть, она толкнула его и покатила, семеня следом. Толкнув шар еще и еще раз, свинья бежала за ним с неподдельным восторгом, и кисточка на хвосте трепетала над толстенькими ягодицами, словно флажок. Бальтазар Джонс смотрел на нее завороженно, и добрые десять минут ни человек, ни свинья не выказывали никаких признаков раздражения: она развлекалась, а он наблюдал за представлением.
К тому же сюжет поворачивает к более светлой стороне жизни: многие герои книги влюблены, мы следим за развитием отношений нескольких пар, и в них (слава Богу) нет ничего от слащавого романтизма «мыльной оперы». Все сюжетные ходы движутся по тем же искривлённым тропкам странного английского юмора, который я пыталась постичь.
…при мысли о посещении старейшего бюро находок на Бейкер-стрит в животе бывшего моряка что-то сладко сжималось, как будто он снова попал на корабль. Несколько месяцев назад он застал Валери Дженнингс с приклеенной театральной бородой, и это зрелище взволновало его сверх всякой меры. Оно сейчас же напомнило ему об удивительных бородатых женщинах, которых он повидал в походах по Тихому океану… Несомненное очарование подобных женщин заставляло аборигенов поклоняться им, будто божествам, и приносить им в дар самые крупные черепашьи яйца. Желтками они умащивали бороды, а белками натирали свои могучие тела с соблазнительными складками плоти.
В то, что такая страсть может увенчаться успехом, как-то больше веришь, чем в сказку о прекрасном принце.
В книге множество сведений об истории бывшей королевской тюрьмы, судьбах замученных и казненных здесь узников – это интересно, но не прибавляет любви к мрачной крепости, где стонут привидения. Но прибавляет сочувствия к нынешним обитателям Тауэра: людям, зверям и птицам.
Как ни странно, несмотря на почти «черный» юмор, рассказ о жизни всех персонажей пронизан человечностью.
Конец книги примиряет со всеми прочими её недостатками: он убедительно доказывает, что любовь побеждает всё, даже смерть близкого человека.

Если она, конечно, Любовь.