Харпер Ли. Убить пересмешника…

Рисунок1Книга вышла в 1960 году, и уже в 1962-м был снят одноименный фильм, в котором главную роль – адвоката Аттикуса Финча – сыграл известнейший американский актер Грегори Пек. Эту роль он считал своей лучшей работой. Фильм получил три «Оскара» и заслужил звание одной из величайших кинокартин в истории.

Действие романа разыгрывается в 30-е годы, в Алабаме, одном из южных штатов Америки. Советский Союз в это время с умилением смотрит фильм «Цирк», а многие американцы-южане по-прежнему остаются расистами. В маленьком городке Мейкомб адвокат Аттикус Финч, защищающий в суде черного парня Тома Робинсона, становится не только белой вороной, но и предметом травли. А заодно травят и детей адвоката, школьников Джима и Джин-Луизу (Глазастика) – их терроризируют не все, конечно, а то самое серое большинство, которое может свести с ума любого. Но только не Аттикуса и его детей.

medium_475aad28c0383577aa064aec93cbcaebПочему они оказались способны противостоять целому городу? Потому что это неправильная семья. Аттикус растит детей без матери, и их нельзя назвать безукоризненно воспитанными, но отец хочет, чтобы они были по-настоящему свободными людьми: ни на кого не оглядывались, сами делали выводы из своего горького опыта. В Мейкомбе, закованном цепями условностей и предрассудков, это немыслимо. Поэтому детям достаётся от учителей, соседей и сверстников.

Но каждый раз после очередного инцидента отец терпеливо, кротко и твёрдо объясняет:

«…попробуй выучиться одному нехитрому фокусу, Глазастик, — сказал он. – Тогда тебе куда легче будет ладить с самыми разными людьми. Нельзя по-настоящему понять человека, пока не станешь на его точку зрения…

— Это как?

— Надо влезть в его шкуру и походить в ней».

Если бы Аттикусу сказали, что с детьми надо обращаться как-то иначе, чем со взрослыми, он бы сильно удивился. Для него все равны: и маленький оборванец Уолтер Канингем, и злая соседка миссис Дюбоз, и восьмилетняя дочка Джин-Луиза.

Кульминацией книги и фильма становятся сцены суда над чернокожим Томом Робинсоном. Вопиющая несправедливость приговора и гибель невинного человека, конечно, задевают за живое. Но меня в романе больше заинтересовала другая линия: взаимоотношения детей с невидимым соседом, Страшилой Рэдли, который в финале спасает их от гибели. Странный человек: то ли сумасшедший, то ли аутист, то ли просто затворник – он наблюдал за детьми из окна и полюбил их. После всех событий девочка попыталась «влезть в его шкуру», представив то, что он видел из своего окна:

«Лето, и двое детей вприскочку бегут по тротуару, а вдалеке им навстречу идет человек. Он машет рукой, и дети наперегонки бегут к нему.

Всё еще лето, и двое подходят ближе. Мальчик понуро плетется по тротуару и волочит за собой удилище. А отец подбоченился и ждет. Лето, и дети играют с приятелем в палисаднике, сами сочиняют и представляют какую-то непонятную пьеску.

Осень, и двое детей дерутся на тротуаре перед домом миссис Дюбоз. Мальчик помогает сестре подняться, и они идут домой. Осень, и двое детей торопятся в школу, скрываются за углом, потом возвращаются домой, и по их лицам видно, радостный у них был день или печальный. Они останавливаются перед виргинским дубом, и на лицах – восторг, изумление, испуг.

Зима, и его дети дрожат от холода у калитки – черные тени на фоне пылающего дома. Зима, и человек выходит на середину улицы, роняет очки и стреляет в бешеную собаку.

Снова лето, и он видит – у его детей разрывается сердце. Снова осень, и детям Страшилы нужна его помощь.

Аттикус прав. Однажды он сказал – человека по-настоящему узнаешь только тогда, когда влезешь в его шкуру и походишь в ней. Я только постояла под окном у Рэдли, но и это не так уж мало».

Вот без этого умения «влезать в шкуру» другого человека невозможно писательское творчество. Но ведь без него невозможно и нормальное человеческое общение! И воспитание детей, которые будут ценить чужую свободу.

Реклама