Дина Рубина. На солнечной стороне улицы

Dina_Rubina__Na_solnechnoj_storone_ulitsyРоман похож на оперу: и построением, и обилием персонажей. Время от времени в повествование вступает хор голосов: документальные воспоминания о Ташкенте (автора, её матери, земляков), а основные партии исполняют герои явно вымышленные, но не менее живые и яркие. Вот «хор»:

…в Ташкенте как-то было… легче жить… Мы меньше боялись… Может, солнца было много, а в нём ведь, как теперь выясняется – серотонин содержится, да? – ну, тот гормон, что лечит страх, облегчает сердце…

И всё снятся и снятся эти розовые корни деревьев, шепот арыков, нежный шелк струящихся в воде водорослей…

…до сих пор, стоит только закрыть глаза, так ясно представляю себе эту улочку, по которой мы с мамой идем, – высоченные кроны чинар сплетаются над головою в зеленый солнечный тоннель…

Солнце – вот что нас спаяло, слепило, смешало, как глину, из которой уже каждый формировал свою судьбу сам. Нас вспоило и обнимало солнце, его жгучие поцелуи отпечатывались на наших облупленных физиономиях. Все мы были – дети солнца.

12
Кадр из фильма Валерия Ускова и Владимира Краснопольского «На солнечной стороне улицы», 2010 год

А вот – основные партии. Роман начинается мгновенным ужасом: самыми страшными событиями жизни главной героини, Веры.

Судя по названию книги, я думала: всё в этом романе залито солнцем, теплом, любовью. Ведро холодной воды – в самом начале. Да, Ташкент, да, палящее солнце, под которым разворачивается запутанная история о том, как Катя – потомок талантливого и знатного рода – стала чудовищем, а Вера – дочь этой изломанной и страшной женщины – умудрилась вырасти не тронутой никакой грязью. Почему? Сама она объяснила это умирающей матери в двух словах…

Много солнца и много сломанных судеб… А любви в жизни Веры – самая малость. По крайней мере, так было до появления дяди Миши.

Из записок отчима Веры, дяди Миши:

Откуда она взялась – такая? Смотрит на всё вокруг взглядом отстранённым, пристальным, – словно послана в этот мир для определенной, причем единственной цели – стать свидетелем, да не просто – свидетелем, а оценщиком каких-то изначальных нравственных ценностей, оценщиком непредвзятым, взыскательным, беспощадным… О чем это говорит, – что среда все-таки ничего не значит? Так что же, все же – душа, все-таки душа?.. Так есть Бог или нет? Или все-таки есть? Тогда как и за что, за какие прошлые заслуги в некое тело посылается душа цельная, как алмаз, в ожидании лишь руки, которая с бережной любовью нанесет на неё бесчисленные грани, в которых отразится мир?

Дядя Миша (первый, кто «поднял» Веру над ужасающим бытом) рано умер, но дело своё сделал.

А Вера не плакала… Она вообще больше не чувствовала, что дядя Миша умер. Дядя Миша больше не умер, как и Стасик. И если б надо было что-то объяснить на эту тему, то она вряд ли смогла бы произнести нечто путное… Вот только её руки и глаза знали, как дядя Миша будет дальше жить…

Вера
Кадр из фильма «На солнечной стороне улицы»

Художник Витя Мануйлов, сокурсник Веры, о ней:

Я однажды на практике, на пятом курсе, видел, как она работает. Я просто обалдел!.. Она последние мазки наносила пальцами, всеми десятью, как на органе играла, – сглаживала переходы, втирала один тон в другой… Впечатление было, что она создаёт их, свои картины, из какой-то особой живой глины, прямо лепит живое в полотне… С ума можно было сойти!

Там, в этих картинах, продолжал жить дядя Миша-бедоносец и другие люди, прошедшие через судьбу Веры. И не только Веры, но и автора романа, Дины Рубиной, которой много лет казалось, что она забыла события своего детства, но однажды…

Вспомнила!

…И я поняла, что дошла наконец до невидимых ворот моего города, что воздушные стены его расступились и приняли меня. Воздушные стены исчезнувшего города, в котором мне по-прежнему было хорошо.

Из дому надо выходить с запасом тепла…  – мне до сих пор тепло, благодарение Создателю.

Солнечное свечение дня… Солнечная, безлюдная сторона улицы… Карагачи, платаны, тополя – в лавине солнечного света.

Мне до сих пор тепло.

Замечательный роман. И он ничего не теряет от того, что прочитаны уже многие другие книги Дины Рубиной, написанные после этого романа. Наоборот, он многое объясняет: и выбор героев, и стиль писательницы, и почву, на которой всё это произросло.

Людмила Петрушевская. Номер Один, или В садах других возможностей

cover13dВ самом начале, как будто вне времени и пространства, беседуют двое. Кто они – непонятно, ясно только, что Второй – начальник Первого в каком-то институте. Но вскоре собеседники (благодаря особенностям своей речи) проявляются более-менее четко, особенно Второй.

Второй. А я тоже из ничего много чего могу, только не афиширую! Буквально из знаешь чего… Откуда я приехал, даже говорить не буду! И где вы, а где я! И что будет с вами через десять лет и кто буду я! Вот вы тут все думаете… Считаете за дураков… А я ведь баллотируюсь! Неровен час стану вообще… Академиком тут с вами…

Беседа – феерическая, драматургия – потрясающая. Первый (он же Номер Один) виден неясно, на фоне языковых шедевров Второго он как-то тушуется, ускользает. Он нудно, настойчиво просит денег для выкупа захваченного в плен друга Юры и вроде бы добивается своего.

57
Иероним Босх «Семь смертных грехов»

А дальше – фантастическая погоня в духе Булгакова за ворами, укравшими у Первого эти драгоценные деньги, из-за которых он чуть ли не душу продал. Но если видения Ивана Бездомного в «Мастере и Маргарите» объясняются проделками Воланда (по другой версии – шизофренией), то живые мертвецы и бесконечные переселения душ вокруг Первого – он сам воспринимает как справедливое наказание. За что? А за то, что его коварный друг Юра (будь он неладен!) проник в святилище малого народа эннти и открыл вход в подземный мир. Вот оттуда и полезли духи, чучуны (зомби) и мертвые мамоты (шаманы), которые по ходу сюжета вселяются во вполне московских персонажей.

…люди тесно прижались друг к другу. Глаза запавшие у мертвых, ввалившиеся. И у живых тоже. Гримасы на лице, застывшие гримасы нетерпения. Непонятно, что это за очередь? К врачу? Нет. Врачам тут делать уже не фига. Зачем они мертвых держат на руках? Сдавать пришли? Погребальная контора? Босх…

Чернуха? Не то слово, чернее черного. Причем, намного. И страшнее страшного… Картина полного вырождения малых народов, больших… Всех. Впрочем, если принять этот вихрь ужасов за условность – может, и прокатит без повреждения мозгов. По крайней мере, читая о том, как звериная сущность вселяется в нормального человека, я воспринимала это скорее фигурально (в обыденной жизни говорят: в него как будто дьявол вселился). Знаете, всё бы ничего, пока такие случаи редки. Но когда каждый день сообщают о том, что кто-то на ровном месте застрелил… взорвал… задавил… зарезал десятки людей – поневоле задумаешься: чучуны? Ну и других ассоциаций много возникает, когда наблюдаешь за повседневной жизнью среди людей, похожих на зомби.

Petrushevskaya_1
Людмила Петрушевская

После чтения Петрушевской выходишь на улицу – а там всё другое. Вещи и люди те же, но смысл у них другой.

И на ночь лучше не читать особо впечатлительным.

А вообще – Петрушевская молодец, маг в своём деле. Черный или Белый – вот вопрос! В книгах – вроде Черный, в жизни – наоборот. И хоть она и говорит, что справедливости нет на этом свете, но одно то, что ненавистный Второй в конце книги попал в собственную ловушку – даёт чувство глубокого удовлетворения.

Дина Рубина. «…Их бин нервосо!»

dina-rubina-s-synom-i-docheryuДина Рубина эмигрировала в Израиль в 1990 году, с мужем, 14-летним сыном и четырехлетней дочерью. В одном интервью она говорит: «Эмиграция — это ведь не просто перемена обстановки. И даже не стихийное бедствие. Это харакири, самоубийство. Особенно для писателя, пишущего на языке той страны, которую покинул». Тем не менее, она сумела «восстать из пепла».

Даже представить себе не могла, что Дина Рубина, автор потрясающих романов «Белая голубка Кордовы», «Почерк Леонардо», «Синдром Петрушки», «Русская канарейка» – в первые годы жизни в эмиграции ездила по градам и весям, чтобы продать свои книги и заработать на пропитание. И в этих поездках немало почерпнула для своего творчества.

Когда – бродячий трубадур – я натыкаюсь в странствиях на «свой» персонаж, я испытываю к нему нежность людоеда, почти любовь, почти страсть. И предвкушаю, как впоследствии набью это чучело соломой.

При мысли о путешествиях писательницы по Израилю вспоминается строка известной песни: «И жизнь её – безумный карнавал…» Именно безумный – потому что смех тут прерывается рыданиями о погибших в очередном теракте, потому что единственная ценность для писателя, «наш болезненно любимый, родной, самый-прекрасный-на-свете русский язык» теряется в этой карнавальной круговерти.

Мучительное надевание чужого языка, постепенное переодевание сознания – это ли не трагический карнавальный процесс, суть болезненных эмигрантских перевоплощений!

Губерман2
Игорь Губерман

Отдельная песня – заметки Дины Рубиной о друге, Игоре Губермане.

…почему бы не записывать за ним все его мгновенные, как вспышка магния, остроты, этот бенгальский блеск молниеносной реакции в разговоре, убийственные реплики в неприятельских перепалках, перлы любви по отношению к семье и близким друзьям – всё то, из чего и рождается несравнимое ни с чем, прямо-таки радиоактивное обаяние…

Заметки о Губермане – это нечто! Почитайте – человек стóит того.

В книге много живых и остроумных картинок, позволяющих понять, чем отличаются жители «земли обетованной» от других народов. Дина Рубина смотрит на них двойным взглядом: издалека (из опыта прежней жизни) и, любуясь, как родными людьми. Старики, живописные тётки, дети, солдаты, водители автобусов – они являются нам во всём карнавальном блеске.

…И всё-таки, я кайфую. Потому что мне невероятно повезло: жанр, в котором протекает жизнь этой страны и этого народа, абсолютно совпадает с жанром, в котором я пишу. Я затрудняюсь его определить: трагикомедия? печальный гротеск? Драматический фарс? лирический памфлет?

Соотечественники Дины Рубиной, какими они изображены в книге, с их детской раскованностью и неприятием любых авторитетов, похожи на девочку из рассказа блистательного Игоря Губермана. Вот этот рассказик.

АА
Анна Ахматова

«О детском наплевательстве на взрослые наши святыни помню я одну историю, поэт Сергей Давыдов нам ее как-то в Питере рассказал.

Однажды в нежном возрасте (много лет тому назад) привезли они свою дочь в Комарово и стояли на лужайке – гуляли. Подошла к ним шедшая к кому-то в гости Анна Андреевна Ахматова, пожаловалась вскользь на кашель и насморк по осенней погоде, а маленькую дочь их – наклонилась и поцеловала. А уже по детскому саду знала многоопытная дочь, что простудой можно запросто заразить человека, и тогда прости-прощай прекрасные прогулки по свежему дачному воздуху.

И к ужасу родителей, воскликнула крошка гневно:

– Ты зачем меня поцеловала, сопливая старуха? Тут ее поволокли, конечно, в дом, надавали шлепков и в угол поставили, объясняя, попутно, как все любят и почитают Анну Ахматову и какой это ужас и невоспитанность – такое говорить такому человеку. Но через час решили, что повоспитали достаточно, и отпустили снова погулять. И, как назло, возвращаясь домой, появилась величественная Анна Андреевна. Решив наладить отношения, бедняга-дочь ей громко закричала:

– Анна Лохматова, я тебя прощаю!

И девку снова потащили на правеж».

25091_coverВот об этом народе, который в ходе истории то и дело тащат «на правёж», и рассказывает в своей книге Дина Рубина – с юмором, тоской и «горькой домашней любовью к тому, что есть…»

Кому как, а мне ближе такое отношение к родной стране, чем огульное охаивание (примеры есть в книге) или восхваление.

Если бы я любила эпиграфы, то к отзыву об этой книге сделала бы эпиграфом стихотворные строки Андрея Вознесенского:

«Нет пороков в моём отечестве».

Не уважаю лесть.

Есть пороки в моем отечестве,

Зато и пророки есть!

Анна Борисова. Там…

юя " 0 <Да, человек смертен, но это бы еще полбеды.

Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!

 …каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это!

М.Булгаков «Мастер и Маргарита»

 Я не поклонница творчества Бориса Акунина и не знала, что Анна Борисова – один из его псевдонимов. Заинтересовал сам сюжет этой книги – по отзыву Эльвиры Шемякиной. Роман написан очень просто, даже, можно сказать, упрощенно, без обычных выкрутасов Акунина. Может быть, в его понимании, такой стиль больше соответствует женскому псевдониму?

Суть сюжета – одновременная гибель нескольких живых существ и посмертные странствия их душ. Поскольку дело происходит в аэропорту, ждёшь падения самолета, но происходит совсем не то…

gorodПоследнее мгновение её жизни было поистине удивительным.

Гражина смотрела на своего Юлюкаса. Напившись молока, малыш задремывал, клевал носиком. Мать не хотела, чтобы он уснул. Скоро идти на посадку, проснётся, будет плакать. Пусть бы продержался до самолетного кресла. Поэтому она держала его перед собой на вытянутых руках, приговаривая «кач-кач», а сама думала: ангел, ну просто ангел, только без крыльев.

И вдруг произошло чудо. Сделалось совсем тихо. Джулиан вырвался из ладоней матери и полетел.

разлукаЖизнь каждого обрывается в самый неожиданный момент, никто к этому не готов. И в то же время оказывается, что все они выполнили своё жизненное предназначение, для них самих еще не ясное. И все их судьбы переплетены и связаны.

Анна стояла на зеленом лугу, у края черной дыры, вся залитая золотым сиянием, но ничего этого больше не видела. Перед ней, как на экране, только с многократным убыстрением, проносилась вся её жизнь.

И вот – они там, где поправить уже ничего нельзя, можно лишь осмыслить прожитое. И все представления погибших о том, что было по-настоящему ценным в их жизни, рушатся. То, что казалось важным, осыпается, как шелуха, и огромное значение приобретают, казалось бы, незначащие факты.

86732241_large_85151808_gorodОн видит себя её глазами.

Да, да, так и было! Это действительно произошло с ним там, в лесу. На миг он увидел себя со стороны. Как же он мог забыть? Хотя потом было столько всяких событий, куда более значительных…

Я тоже вспомнила многое из прошлого и примерила на себя все сценарии посмертного существования, а как же! А иначе зачем читать роман с таким сюжетом? Понимающего читателя эта книга касается близко и лично. Что натворила я на этом свете? Чем моя жизнь будет оправдана? Мучаясь такими вопросами, в какой-то степени ждёшь ответов в книге. И в какой-то мере она на них отвечает.

А что касается веры – да, в этой истории всем ушедшим в мир иной дано по их вере (или неверию). Но в конечном итоге понимаешь: всё то, что предстаёт перед ними на том свете – игра разума. А что такое этот неумирающий разум? Нет ответа. Живущие иллюзиями на земле попадут в такой же иллюзорный мирок  ТАМ – или прозреют? Молчание.

Книга хороша тем, что помогает прозреть уже при жизни – хотя бы частично.

Пола Хокинс. Девушка в поезде

Pola_Hokins__Devushka_v_poezdeПрежде, чем завязывается детективная интрига, мы знакомимся с главной героиней, Рейчел. И она сразу же начинает раздражать. Эта молодая женщина потеряла семью, работу и находит утешение в алкоголе. Рейчел – пьяница. Попутчики в поезде это понимают.

Он неожиданно поднимает глаза и встречается со мной взглядом, который затем скользит по мне и останавливается на маленькой бутылочке вина на столике передо мной. Он отворачивается. В том, как скривились его губы, чувствуется неприязнь. Он находит меня неприятной.

Каждый день она ездит из пригорода в Лондон, чтобы квартирная хозяйка думала, будто Рейчел всё еще работает. Чужая жизнь из окна поезда вызывает у неё зависть. Особенно одна благополучная пара. Но однажды жизнь этой пары рушится, практически на глазах Рейчел…

Я не верю своим глазам. Сделав судорожный вдох, осознаю, что от изумления даже перестала дышать. Почему она так поступает?

ok_5Наша героиня находится в процессе деградации, но она еще не совсем опустилась: неуёмный характер Рейчел заставляет её «соваться в каждую дырку», в особенности туда, куда её не просят. Однако именно эта раздражающая особенность приводит к раскрытию ужасного преступления: зверскому убийству молодой женщины из той самой «идеальной семьи».

Как водится, в течение всего сюжета подозрение в убийстве падает на разных людей, но в итоге убийцей оказывается тот, кого менее всего подозревали.

Он лгал всё время, лгал обо всём. Даже если во лжи не было никакой нужды, даже когда лгать не имело никакого смысла.

я за поступкиЭтот роман принёс автору миллионные тиражи и славу, но не благодаря лихо закрученному сюжету. Книга очень правдиво показывает женские судьбы, сломанные руками мужчин, а иногда – своими собственными…  Не знаю, откуда у автора такие сведения, но многие описания человеческого падения реальны до ужаса.

А что касается главной героини, Рейчел, то отношение к ней меняется во время чтения: от отвращения в начале до уважения в конце. И похоже, она сама начинает себя уважать.

Книга читается махом: если начали, вас уже не остановить, дочитаете в тот же день. Рекомендую всем, особенно женщинам!

Джон Ирвинг. Мужчины не её жизни

5508_gal
Джефф Бриджес и Ким Бэйсингер в ролях Теда и Марион Коул (фильм «Дверь в полу»)

В этой книге речь идет об ужасных вещах, абсолютное большинство персонажей не имеет стыда вовсе, но я не об этом. Меня, по тургеневской традиции, роман заинтересовал описанием взаимоотношений «отцов» и «детей». В центре внимания – семья Теда и Марион Коул – «дисфункциональная семья»,  как назовёт её потом их дочь, Рут.

После гибели сыновей Тед ушел с головой в свои бесконечные интрижки и странноватое творчество, а Марион (прежде идеальная мать и верная жена) утешиться не могла. Рождение дочери («Они родили нового ребенка вместо погибших», – так говорили знакомые) даже усугубило её отчаяние. Оказалось, что новый ребенок не может заменить потерянных детей по одной простой причине – он ДРУГОЙ.

Почему-то природа неравномерно распределила любовь между людьми: у одних в душе неиссякаемые источники любви, её хватило бы на три жизни; у других любовь – конечна: потеря любимого существа опустошает их сердце; третьи вообще не понимают, что такое любовь, им не дано. Кто есть кто в этом романе – догадаться легко.

3.jpg
Эль Фэннинг в роли Рут Коул

Первая часть книги динамична, хороший язык, события захватывают.

В начале романа главной героине, Рут Коул, четыре года. Это странный ребенок, потому что с рождения родители тиранили её напоминаниями об умерших братьях.

Рут росла не только в обстановке постоянного, давящего на душу присутствия мертвых братьев, но и с мыслью о беспрецедентной важности их отсутствия.

Неудивительно, что из неё выросло такое закомплексованное существо. Она всю жизнь находится в обороне. Внешне – успешная, сильная, внутри – ужас.

Дальше начинаются непонятки.

kinopoisk.ru
Ким Бэйсингер и Джон Фостер (Мэрион и Эдди)

Тед Коул – писатель, его дочь Рут – тоже; Эдди, юный любовник сбежавшей жены – становится романистом, и как вы думаете, кем оказалась исчезнувшая мать?

Писательницей. Это даже не смешно, а грустно.

И еще.  В своих книгах Тед, Марион, Эдди, Рут бесконечно перепевают мотивы собственных судеб.

Её не убеждали собственные слова о том, что лучше населять роман вымышленными характерами, а не личными друзьями и членами семьи…

Вряд ли это творчество от Бога, скорее сублимация – они пытаются решить психологические проблемы, перенося на бумагу свои страхи, комплексы, подавленные желания. Причем у каждого в голове тараканы гигантских размеров.

В середине книги действие начинает тормозить ради описания этих самых «тараканов». А конец… как-то примиряет с затянутой серединой. Очень утешительно, что тот, единственный, «мужчина её жизни» – не писатель, и есть кому рубить дрова…

49032.jpg
Писатель Джон Ирвинг

Сюжет книги напоминает очень сложное кружево, в котором не пропущена ни одна петелька, ни один узор. Никак не могла поверить, что автор – мужчина; искала его биографию, фото, смотрела в его хитрые глаза, и мне казалось, что он меня дурачит. И не только меня – весь мир. Ну не может мужчина в таких тонкостях знать и описывать женскую психологию и женское поведение!

Возможно, это и есть – талант? Тот самый, от Бога.

P.S. По этому роману в 2004 году в США поставлен фильм «Дверь в полу». Очень достойная экранизация, прекрасные актеры, особенно хороша Ким Бэйсингер в роли Марион. Но в сюжет фильма вошла только первая часть романа. Представить себе полную картину жизни героев можно лишь по книге.

Сергей Михеенков. Лидия Русланова

1010037021О том, кто такая Лидия Русланова, старшее поколение знает всё, младшее – ничего.

Я взялась за чтение биографии Руслановой вовсе не потому, что так уж люблю её творчество, но она всегда вызывала интерес какой-то своей неправильностью: во внешности, в исполнении песен, в поведении. Что-то неправильное было и в разговорах вокруг неё: глухих намёках на взлёты и падения в судьбе певицы. И вот, наконец, какая-то определенность, думала я, начиная читать.

Сначала раздражал цветистый и пафосный стиль автора, потом втянулась (тем более, что периодами история изложена вполне просто и документально). Но повествование очень неровное – впрочем, как и судьба крестьянки Прасковьи Лейкиной, которую мы знаем под более красивым и звучным именем: Лидия Русланова.

i_001Это набор поразительных фактов: маленькая сирота-побирушка вырастает в народную певицу; первый муж, белый офицер, бросает её, похищая маленького сына; второго мужа-чекиста бросает сама; дерзит Сталину; выступает на всех фронтах пережитых Россией войн; выходит замуж за генерала; поёт у поверженного рейхстага; наживает миллионные богатства и в одночасье лишается их; вместе с мужем попадает в тюрьму и одна из первых выходит на свободу после смерти Сталина; всю жизнь посвящает сломленному пытками мужу и обожаемой приёмной дочери…

Рассказанная история могла бы вызвать недоверие, если бы из неё не вырастал (всё выше, отчетливей, крупнее) образ сильной и далеко не праведной женщины, воплощение необъяснимой русской души.

Марина Цветаева однажды сказала о своем друге, Максе Волошине: «Отношение его к людям было сплошное мифотворчество, то есть извлечение из человека основы и выведение её на свет».

292194Вот так же автор биографии Руслановой, дотошно исследуя её противоречивую судьбу, показывает нам не обидные мелочи, а основу характера народной певицы, её необъяснимое очарование.

«Прямо как колдовство в ней какое-то было, – говорит солдат об её выступлении на фронте. – Вот скажи ты мне, кто из нынешних певцов так может?.. Чтобы такой орёл, как комбат наш, заплакал? А отчего человек плачет, слушая песню? От счастья, от сильного душевного ликования…»

В книге рассказано о таинстве рождения самых известных песен Руслановой и тут же – о совершенно приземлённых вещах: самые любопытные смогут узнать, сколько и каких драгоценностей и произведений искусства у неё было. Правда, речь об этом зайдёт при печальных обстоятельствах…

i_050«Однажды зимой к нам в женский барак пришёл начальник культурно-воспитательной части Скрыгин и сказал: «К вам придёт ещё одна артистка, и я прошу вас встретить её должным образом, особенно не приставать с расспросами, но постарайтесь окружить этого человека вниманием, потому что человек этого стоит».

Мы были страшно заинтригованы, но меньше всего ожидали, что через некоторое время к нам в барак в обезьяньей шубе с чёрно-бурыми манжетами, в сапогах тончайшего шевро, поверх которых были натянуты простые деревенские белые шерстяные чулки, в огромной пуховой белой шали войдёт Лидия Андреевна Русланова.

Когда она вошла, мы обомлели, потому что Русланова — это была крупнейшая фигура на горизонте советского искусства. Она вошла, села за стол, оперлась головой о руку и сказала: «Боже мой, как стыдно. Перед народом стыдно».

Самое сильное впечатление производят «тюремные страницы» биографии Руслановой: её психологическая дуэль с мучителями и отношения с сокамерницами, среди которых были писательница Галина Серебрякова, актрисы Зоя Федорова и Татьяна Окуневская, «кремлевские жёны» и другие известные особы. Количество людей, арестованных, замученных и расстрелянных только по «делу маршала Жукова» и «ленинградскому делу» – поражает. А ведь это лишь часть общей картины.

Вот еще чем хороша эта биография – она позволяет полностью окунуться в атмосферу того времени и мысленно пройти многие годы рядом с Лидией Руслановой, «крупнейшей фигурой на горизонте советского искусства», которая дружила с маршалом Жуковым и которой «было о чем поговорить» с Анной Ахматовой. Казалось, она знала всех, и её знали все…

Сегодня люди молодого и зрелого возраста вряд ли сразу сообразят, кто такая Русланова. Эта книга из серии «Жизнь замечательных людей» найдёт признание среди читателей старшего поколения: они-то помнят, как гремело по стране имя заслуженной артистки РСФСР Лидии Руслановой. Звания «народной» – власти её не удостоили. Закончу фразой из книги: «Да плевать она хотела на эти звания!»

Читать книгу онлайн можно ЗДЕСЬ